Зашибись

27 141 подписчик

Свежие комментарии

  • Лариса AhAN
    1000000000+!!!! Отличная подборочка! Спасибо!!!!Давайте улыбаться...
  • Леонид Ла Рошель
    -Зачем тебе ТРЕТИЙ карбоновый спиннинг? - Ну предыдущие два уже на рыбалке видели...24 картинки «Если...
  • Леонид Ла Рошель
    Симпатичных там, максимум, половина. Афтырь, видать, никогда не летал и не встречал симпатичных. А голые коровьи ляжк...Симпатичные стюар...

Две жизни горного пса Хэй

Две жизни горного пса Хэй

Две жизни горного пса Хэй

Хэй за все время видел два вида собак. Первые, относятся к людям, как к старшим сородичам, любят и обожают. Вторые, боятся людей до ненависти, всегда опасливо лают издалека и не гнушаются нападать в случае явной опасности. Наш герой же не относил себя ни к одной из этих категорий. Людей он не обожал, но и страха не было. Человек тоже бывает разной породы. Какой двуногий перед тобой не угадаешь, но всегда можно приглядеться и понять. 

Хэй жил под камнями старой башни, на панорамной горе. С вершины этой горы открывался прекрасный вид на небольшой город в долине. Как только становилось тепло, жители стекались сюда на различный пикники, школьные экскурсии и прочие веселые мероприятия. Собаки не дают себе сами имена, эту прерогативу Создатель дал двуногим. Многие жители знали серого пса средних размеров, местного обитателя и проводника. Те, кто бы с ним знаком лично, звали его «Хэй!». Собака выполняла функции гида и с любой точки могла провести к вершине с изящным видом. Взамен лохматый экскурсовод получал кусок шашлыка или колбасы. Культурные отдыхающие собирали объедки и кости в кучу и оставляли как дань Хэю. Часто эти сокровища разворовали другие обитатели горы. Например, вороны, менее умные и крупные собаки или лисы, но горный пес был не в обиде.

 

Лето прекрасное время изобилия, когда можно есть от пуза и еще спрятать всюду кучу костей, которые остаются после съеденного людьми барашка. Самое легкое и любимое время пса. В это время существовало лишь два правила не приближаться слишком близко к людям и не приближаться к людям от которых пахнет «огненной водой» вообще. Хотя изредка пес нарушал своим принципам и давал себя погладить некоторым женщинам от которых не бил по носу аромат духов. 

Тяжелее становилось осенью, но в это время становятся толстыми и сонными суслики. До того, как падает снег, удается словить и съесть пару. Все это дело, ужасно не вкусно, но голод не тетка и потому Хей не брезговал ничем. 

Зима голодное время, горный пес искал свои старые заначки и пытался ловить даже полевок под снегом. Зимой, на занятия по альпинизму к горе приходили солдаты. Запах солдата ни с чем не перепутать, пот и хозяйственное мыло давали особенный аромат одежде. Когда их встречал Хей, кто-нибудь угощал его сухим хлебом. Тоже конечно скудная еда, но желудок хоть на время перестает высасывать нутро. 

Ранней весной от Хэя оставались кожа до кости, но он вылезал из своей норы под камнями и чаще грелся на солнышке, сгоняя блох с себя. А в норе все чаще стояла вода. Именно ранней весной он в первый раз попал на гору. 

Родился Хэй на окраине самого города в долине. В дальнем углу подвала девятиэтажки. Его отец был настоящей пастушьей собакой. О матери он помнил, что еще щенком вырос больше нее. Обитатели двора подкармливали небольшую дворняжку, но вид щенков испугал обитателей, и кто-то позвонил куда надо. Рано утром пришел человек с ружьем и двинулся к подвалу. Когда прозвучал первый выстрел, все ринулись к матери, а Хэя ноги понесли прочь. Он долго бежал пока не добрался до горы. Пошел дождь и под каменной кладкой провалилась земля. Туда и забился испуганный щенок. Он замечал, что там на панораме люди становятся добрее, раскрыв свои души красоте и делятся пищей. 

Однажды, слякотным зимним утром, еще до рассвета Хэй через звуки дождя услышал вновь выстрел. По склону полз человек с сумкой. С его руки тонкой струйкой бежала кровь, которая тут же сливалась с горной грязью. Пес вылез из своей норы и обнюхал раненого, затем услышал лай вдалеке. По следам окровавленного двуного шли собаки и солдаты. Человек в крови заполз в нору. Пес залез вслед за незваным гостем. Было странно, стоило конечно напасть на этого человека, но он итак истекал кровью. 

Затем, в нору вслед за незнакомцем решили пробраться овчарки, но их то Хэй точно не станет терпеть. Как только ищейки сунули носы, он выплеснул всю ярость азиатской овчарки, что досталась от отца. Собак оттащили солдаты, один из них сунул нос, который чуть не оттяпал хозяин норы в порыве ярости. 

- Что там? – окликнул его другой солдат. 

- Пес тут какой-то бродячий. Видимо, бешенный! Надо застрелить! – крикнул в ответ боец и лязгнул затвором на автомате. 

- Я тебе выстрелю! – в приказном тоне воскликнул старший – А за патрон потом кто рапорт писать будет? И собак подальше убери тогда от норы! Дальше он по тропе ушел! 

И теперь уже солдаты потащили собак дальше. 

Человек с раной же немного отлежался, зажал рукой рану, отхлебнул «огненной воды» из кармана и убежал в темноту. Хей хотел напоследок облаять его, но окровавленный с большой долей вероятностью умрет. Никогда раньше не видел пес столько крови. 

Но люди удивительно живучие существа и несмотря на то, что встреча была короткой, она осталась в чуткой собачьей памяти. Тем весенним вечером, когда жизнь начала только налаживаться после голода вновь, Хей ощутил аромат того несчастного гостя и потом его перебил манящий запах еды. Его манил тот же, но теперь вполне здоровый человек, огромным куском курицы в лаваше. Будь это лето или осень, пес бы не решился подойти и взять что-то прямо с рук. Но после тяжелой зимы, желудок сошел с ума и Хэй собой не управлял. Он смутно ощущал запахи посторонних людей, но угощение его увлекло всецело. А потом на шею накинули поводок, и огромный мешок на голову. Что бы он активно не сопротивлялся по мешку начали бить палкой и в этой темноте пес потерял сознание. 

Очнулся он во дворе дома. На шее висел ошейник с цепью, которая теперь прикрепила его у будке не по размерам. Ничего особенного не было, кирпичный двухэтажный дом, лужайка без деревьев и растений и железный забор по периметру. В начале Хэй пытался сопротивляться, но человек бил его до потери сознания палкой при малейшем неповиновении. А некоторыми днями двуногий напивался, отпускал пса с цепи и начинал гонять его по двору выстрелами из пистолета. И стрелял именно так, чтобы пули попала прямо перед носом собаки. Когда патроны кончались собаку вновь загоняли в будку и прикрепляли цепь. 

Лохматый горный обитатель от такой жизни совсем истощал, хотя еды у него было вдоволь. Тяжело есть, когда ты ежедневно испытываешь страх и боль. Дни шли каким сплошным кошмаром с перерывом на тревожный болевой сон. И только к зиме, новый «хозяин» недолюбливая холод выходил уже на улицу реже и с первым снегом Хэя практически оставили в покое. Только сторож иногда приходил покормить собаку. 

Пса посещали скорбные мысли. Он твердо решил, что когда его вновь отпустят для опасной игры, он несмотря на опасность, просто бросится на этого человека и будь, что будет. Так и проходила зима в ожидании этого момента. Больше ведь делать было на цепи нечего и лишь только несоизмеримая тоска жила в его будке, которая для тощего кобеля стала теперь не такой уж тесной. 

Однако, кое-что все-таки привлекало внимание собаки, с началом оттепели появились кроты. Глазами он видел их все лишь раз, но он четко слышал их. Как они копают под забором свои ходы. Хэй хорошо знал кротов, потому не лаял попусту, а пытался слушать их и ждал. Вдруг они сделают глупость и подберутся к нему… 

Когда снег почти растаял, двуногий с пистолетом снова появился, в этот раз его окружали такие же пьяные женщины. С шеи упала цепь, и пес остановился как вкопанный, но выстрел прямо перед лапами снова заставил его бежать. Хэй ненавидел себя в этот момент, но лапы сами бежали от этих выстрелов и внезапно он приметил кротовую нору прямо под железным забором. Исхудавший пес нырнул туда и начал из-за всех сил рыть землю. Пуля попала в забор чуть выше его хвоста, но горный пес продолжал рыть. Он чувствовал шанс и отдался ему всецело и вот уже протискиваясь под забором, вновь прозвучал выстрел и что-то укусило заднюю лапу. Но Хэй выбрался и снова побежал к горам. Бежал и очень долго не останавливался. В глазах темнело, но лучше умереть на свободе в движении, чем на цепи. А потом шел, пока не ушел настолько, что даже на горизонте не было видно проклятого забора. 

Говорят, что жизнь — это замкнутый круг. В это не очень-то не верится, но Хэй после нескольких дней скитаний вновь нашел панорамную гору и свою нору. Пошли весенние дожди, очень длительные и проливные. Пес зализывал рану на своей ноге и мечтал о грядущем лете. О том, что его ждет прежняя и беззаботная жизнь. Он спал и ему снились добрые люди на панораме, куски шашлыка и бараньи ребрышки. Тем временем рыхлый горный грунт отсырел настолько, что обвалился, накрыв пещеру пока Хэй спал там. 

Сейчас я уже не часто бываю на той горе. Но до сих пор собираясь в очередной поход, беру с собой что-нибудь вкусное. Дабы оставить угощение возле обвалившийся под старой башней пещеры. Там лежит пес, который так и не стал другом человека, но и никогда не был намерен совершить ему зло. Не сомневаюсь, что он в Раю. Ведь там хорошие люди и им обязательно нужны проводники. 

© Copyright: Березовский Никита

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх