Зашибись

27 142 подписчика

Свежие комментарии

  • владимир кушнер
    Вообще-то ХАЛЯВА - это голенище сапога.Не нужно учиться ...
  • Леонид Ла Рошель
    Повторяться - плохое качество.Очередная подборк...
  • Леонид Ла Рошель
    Т-34 на иноземной заправке - просто шедеврально, отдалённо напомнило сцену из одноимённого фильма.Нескучная работа ...

Горько

Горько

Было это в те далёкие, можно сказать, доисторические времена, когда злобный вирус ковида ещё не бродил по нашей планете. И люди умирали, как им и положено, от известных болезней и от старости. Но потом эпидемия перетасовала карты и смешала планы и судьбы.

Мужчина подобрал кота и собаку на стройке. Где они, еще малышами, старались выжить, выпрашивая поесть и попить. Сам он работал электриком. Хорошим электриком. Отличным. Поэтому, работы было полно, только успевай разъезжать на маленьком минибусе, забитом всякими инструментами. Так что, питомцы, когда подросли, стали ездить вместе с ним, и работяги на стройках всегда радовались, когда видели эту дружную троицу.

Но человек предполагает, а судьба располагает. И вирус не щадит никого. Вот и их человек заразился. На одной из строек. Очень жарко и неудобно работать в маске, знаете ли. Он её и снял. А вскоре почувствовал головную боль, одышку и температуру. Родственников у него не было. Поэтому, когда его забирала скорая из дома, кот и собака побежали за ней.

Они долгих две недели сидели у входа в приёмный покой, но так и не дождались своего человека. А медсестра, которая всегда кормила их, погладив, в этот раз сказала, что вечером заберёт их домой, потому что ждать больше не надо.

Как собака и кот нашли могилу своего хозяина, не знает никто. Никто и не узнает. Они нашли её. Нашли и остались возле своего человека. Пёс говорил коту, что иногда видит его и не понимает, что он хочет им сказать, а кот…

Кот очень сердился и ругался. Он-то всё понимал. Он объяснял глупой собаке, что их человек просит их уйти и постараться устроить свою жизнь. Тогда пёс говорил ему, чтобы передал, что они своих не бросают. Так и жили. Воровали еду у фермеров, чьё хозяйство имело неосторожность располагаться недалеко от кладбища. Иногда их подкармливали сердобольные люди, приехавшие на похороны. А таких становилось всё больше и больше.

- Везут и везут, - вздыхал пёс.

- Да уж, - соглашался кот. - Болячка эта противная никого не щадит. Наверное, у них тоже остались домашние питомцы, ну, как мы с тобой. И они, наверное, тоже хотели бы сюда попасть, чтобы быть рядом со своим человеком, но таких умных как мы, мало.

- А то, - с гордостью соглашался пёс и облизывал своего кошачьего друга. - Мы особенные.

Но вскоре оказалось, что не такие уж они и особенные. На кладбище стали появляться собаки и коты. Собак, конечно, было больше. Они шли и шли, и никому не было до них дела. Сперва вспыхивали ссоры и драки. Между пушистыми и кудлатыми. Но несчастье сближает не только людей. Поэтому, постепенно перезнакомившись, все коты и собаки, обитавшие на могилах своих умерших хозяев, организовались в одну стаю.

Бандитскую. Самую настоящую, бандитскую собако-кошачью стаю! Теперь на хозяйства фермеров совершались набеги, организованные острым кошачьим умом и изворотливостью, и собачьей наглостью и решимостью. И фермеры стали нести убытки, и не столько они, эти несчастные коты и собаки съедят, сколько причинят сопутствующего ущерба. Разобьют, разгонят, распугают, разорвут и проч. Проч. Проч.

Отстреливать их было нельзя. Во-первых, надо спец.разрешение, а во-вторых, попробуй, постреляй на кладбище. И, в-третьих, стрелять в котов и собак среди фермеров желающих не нашлось. Команда ловцов, нанятая фермерами, уехала, не солоно хлебавши, после того, как один из них упал и сломал руку о надгробную плиту, а второй вывихнул лодыжку.

И тогда все фермеры с окрестных земель устроили собрание в одном из больших домов. Председатель их сообщества был видным мужчиной лет, эдак, пятидесяти. Высокого роста и громогласного рыка.

Он довольно быстро обрисовал ситуацию и сделал предложение обществу. Поскольку, невозможно было ни уничтожить, ни отловить хитрую кошачье-собачью банду, он предложил приручить их. Для этого предполагалось использовать пустующий домик рядом с кладбищем, сдавать ежемесячные взносы с каждого хозяйства и найти человека, который ухаживал бы за пушистыми и кудлатыми малышами.

Ропот по поводу новых сборов денег разрастался как ручей, переходящий в бурный поток, но председатель прогремел басом, что если у кого есть другое предложение, то он заранее согласен. А если нет, то будьте любезны, сдавайте деньги. И он пошел со списком и картонной коробкой по фермерам. Ворча и ругаясь, они вытаскивали кошельки и просто смятые бумажки из карманов.

А через несколько дней председатель привёз из города женщину, ходившую по улицам и просившую подаяние. Ей негде было жить и нечего было есть, а выглядела она, вроде, прилично. Так что, поездив, он остановил свой выбор на ней. Привезя её в пустой домик, он выгрузил мешки с едой для котов и собак и сказал, что вскоре приедет, чтобы привезти холодильник и другие приборы. Женщина попросила разные кухонные принадлежности и дело закипело. Вскоре нежилой домик превратился в очень приятное место, откуда пахло мясом, рыбой и другими вкусностями.

Несчастные коты и собаки сбежались и смотрели во все глаза, подняв носы и пытаясь втянуть как можно больше этого прекрасного и такого вкусного воздуха. Может, он наполнит их пустые и урчащие желудки.

Женщина вынесла несколько больших мисок, наполненных ароматной едой, и поставила их недалеко от домика. Так и пошло. Собакам и котам никуда больше идти не надо было. Их ведь и здесь хорошо кормили и гладили. Точно, точно. Вы не забыли, что все они были когда-то домашними? Женские руки быстро вернули их в старое состояние, и двор маленького домика теперь был полон собак и кошек, которые жались к своей спасительнице.

Председатель регулярно приезжал и привозил деньги, продукты и еду для пушистых и кудлатых. Набеги на фермерские хозяйства прекратились, и он был очень доволен. Постепенно ветврач, обслуживавший фермеров, кастрировал всю собачье-кошачью банду. Так что, приезжая в гости к новой соседке и привозя разные разности, нужные в таком хозяйстве, фермеры удивлялись.

Они вместо злобных, шипящих и лающих чертей, находили ласковых домашних питомцев, жмущихся к их ногам и просящим ласки. И как-то так случилось, что сперва разобрали собак, чтобы охраняли хозяйство от набегов лис и прочих лесных обитателей. А кто мог лучше бывших собачьих бандитов справиться с такой задачей? Правильно. Никто.

Потом сердобольные женщины разобрали котов. Да так, что новая соседка попросила председателя привезти ей из города хоть парочку, потому что, скучно стало в её опустевшем дворике. А соседи уже снесли ей курей, уток, гусей и парочку поросят.

- Ты городская, не ходи просто так. Ты давай, работай, и на жизнь себе зарабатывай, - учил её председатель. - Вишь, гусей у тебя, курей и уток много. Надо шевелиться!

И он стал заезжать каждый день, помогая женщине освоиться с незнакомым делом.

А через несколько месяцев. Надо же, такое дело. Смущаясь и оправдываясь, он объяснял всем соседям-фермерам:

- Понимаете, какое дело, сам не понимаю, как вышло. Ей Богу, случайно. Ну не знаю я, как это получилось.

- Ты, Петрович, чего оправдываешься, - шутили соседки. – Дело-то, житейское. Дай Бог тебе и ей здоровья. Ты человек одинокий. Бобыль значит, а в нашем хозяйстве это нехорошо. Сам знаешь. А она, женщина, судя по всему, справная, работящая и заботливая, какого же тебе лешего надо, всё хорошо, Петрович. Не смущайся, а давай, праздник назначай по этому поводу. Если бы наши мужики такими живчиками, как ты, были, да разве мы ещё по одному мальцу не согрешили бы? - И соседки, смеясь и подмигивая друг другу, толкались локтями.

Петрович и Полина Николаевна расписались в городском ЗАГСе. А потом Петрович назначил день, и все фермеры, знакомые с ним и с этой историей, приехали на их скромную свадьбу, все, между прочим, как и полагается, в масках. Сперва.

Длинный ряд столов был завален свежей вкусной едой, приготовленной руками соседей. Самогон, настоянный на дубовой коре, зверобое и вишнёвых веточках, сам тёк в стаканы.

Петрович порхал вокруг своей Полины, сидевшей за столом с округлившимся животиком. Он ходил гоголем и принимал поздравления.

- Ну, Петрович, давай. Дай Бог вам здоровья и потомства, - подходили к нему.

И вскоре он захмелел. Народ расселся за длинные столы. Почти сто человек пришло поздравить молодоженов.

И тут одна соседка между четвёртой и пятой рюмкой вдруг потребовала, чтобы Полина рассказала о себе. Потому как, вливается в их дружный коллектив, а никто про неё ничего не знает.

Петрович сразу протрезвел и, тревожно глянув на свою жену, попросил тихонько:

- Не надо, Полиночка. Не надо.

Но та, тяжело вздохнув, встала и, погладив Петровича по голове, ответила ему:

- Не волнуйся. Люди хотят знать, с кем им рядом жить. Они правы. Ты не переживай. Мы ведь с тобой уже вместе и всё хорошо.

И она начала рассказ. Обычная себе, такая история. Работала она в одном из университетов. Профессором математики, кафедру вела, студентов. Муж тут же был преподавателем. А сын, выучившись и женившись, уехал в Америку, где и устроился хорошо.

Народ замолчал и даже положил вилки ложки. Все смотрели, раскрыв рты, на профессора математики. Они и представить себе не могли, что побирушка, которую год назад привёз Петрович, тоже раньше была уважаемым человеком.

- А потом, - Полина вздохнула. - Потом пришла похоронка. Сын разбился в аварии. Очень спешил на работу. У мужа не выдержало сердце. Инфаркт съел его за неделю. И осталась я одна.

Соседки смотрели на неё во все глаза. А глаза у них уже были на мокром месте. И дело здесь не в количестве выпитого. А в том, что они просто были душевными людьми. Городская жизнь не испортила их.

- Потом пришли риэлторы и предложили разменять мою большую квартиру на меньшую, пообещав мне много денег. А жить-то надо было. К тому времени я ушла из университета. Просто больше не могла работать там, где мне всё напоминало о сыне и муже.

Так я и оказалась на улице. Квартиру у меня просто отобрали. Скиталась и просила подаяния. Иногда добрые люди пускали переночевать и помыться. Иногда в подъездах ночевала, когда жильцы на улицу не выгоняли.

Если бы вот, не Петрович. - И Полина, наклонившись, поцеловала густой седой ёжик своего Петровича, - то не выжить мне. Он меня и спас, сюда к вам привезши. Так что, спасибо вам всем за то, что приютили, обогрели и сгинуть не дали.

И Полина низко поклонилась всем сидящим, выйдя из-за стола и придерживая округлившийся живот. Соседки рыдали, тихонько прикрыв руками рты.

Петрович вышел и, обняв Полину за плечи, повёл к столу.

Из самого центра поднялась фермерша Куля, от слова «кулак». Она известна была своим крутым нравом и резкостью выражений. Так что, все напряглись.

- Ты вот что, Полина, - сказала Куля. - Если кто тебе слово поперёк скажет, ты мне позвони. Я тут быстро порядок наведу. А вообще-то, я по другому поводу сказать хотела:

Горько, честное слово. И чтобы вы были здоровы! И чтобы у вас ещё детки были. И чтобы мы все так вот собирались. И чтобы не забывали, что… - И тут она поперхнулась. Куля заплакала и села.

Потом одним глотком опрокинула рюмку самогонки и опять встала:

- Петрович и Полина. Желаю вам счастья!

И все встали и стали кричать и протягивать к молодоженам рюмки, бокалы и стаканы.

А пёс и кот, с которых мы начали рассказ, уже давно спали. Потому что, была глубокая ночь. И Луна светила вовсю, улыбаясь празднику и веселью. Таким нечастым в наше время.

Пёс и собака спали в домике совсем недалеко. Их взяли двоих. И они лежали, прижавшись друг к другу, и тихонько посапывали.

Им снился их человек, ушедший так рано. Он улыбался и кивал им. Он был доволен, пёс тихонько заворчал и прижал к себе лапой кота. Он положил на него свою большую голову и опять заснул.

Автор: ОЛЕГ БОНДАРЕНКО 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх