Зашибись

27 132 подписчика

Свежие комментарии

О любви к физике

О любви к физике

источник изображения, сеть интернет.

Если вы, гуляя по ночному городу Владивостоку, вдруг видите стремительно проносящуюся мимо полуодетую женщину, вопящую, словно тифон крейсера, вас начинают раздирать на части самые разнообразные чувства и порывы:

  1. Бежать туда, откуда она появилась: разобраться там, на месте, что к чему. Призвать к ответственности негодяев-обижателей (при наличии таковых).
  2. Бежать за ней. Догнать, приласкать её и утешить.
  3. Не бежать никуда. Проявить разумную осторожность. Пожать плечами, сетуя на дикие нравы местного населения, и проследовать дальше.

Обыкновенный трезвомыслящий человек, скорее всего, будет действовать по третьему варианту. В крайнем случае – по второму. Да и то, если грамотно использовать время для принятия решения, становится очевидно, что второй вариант влечёт за собой вполне логичные нежелательные проблемы. Не факт, что дама тут же остановится и раскроет вам свои страстные объятия. Англичане говорят: кошка, усевшаяся однажды на горячую плиту, больше никогда не сядет на горячую плиту, и на холодную тоже. К тому же вид мужика, догоняющего визжащую голую бабу, по меньшей мере подозрителен для честных граждан, а уж для милиции – тем более. Рассказывай потом о своих светлых душевных порывах.

Поэтому, если вы разумный человек, то всегда воспользуетесь старым советом: никогда не бегите за бегущим. Стало быть, скорее всего, второй вариант для вас отпадает. Ну, а о варианте № 1 и говорить не приходится. Это для нормального человека совершенно не приемлемо, да и не в духе времени это.

Все вышесказанное, как я уже сказал, относится к человеку обыкновенному, трезвомыслящему, а главное – трезво мыслящему. Если бы все люди были такими, скучно было бы жить, тоскливо. И никто бы никогда не узнал о тех замечательных, невообразимых историях и удивительных приключениях, случающихся вокруг нас ежесекундно. Потому как только путём постоянного сования своего носа в каждую интересную дырку, пусть даже совершенно для вашего носа не предназначенную, путём личного активного участия в окружающих безобразиях и познаётся мир.

Вышеуказанное событие произошло на темной окраине Владивостока, посреди каких-то заброшенных строений, предназначенных под снос. Дамочка, обнажённая до рабочего состояния, имея на себе из одежды лишь расстёгнутую блузку, туфельки на шпильках и косметику, завывая, словно болид «Формула-1», пронеслась по улице и затихла вдали, обдав волной воздуха с ароматами духов трёх морских офицеров. Вот такое удивительное событие.

 Странная встреча в странном месте. Местонахождение здесь офицеров, впрочем, объяснялось довольно просто: они прибыли из Совгавани в служебную командировку для участия в партийной конференции ТОФ, торчали там весь день, протирая штаны и слушая плакатные речи флотских политических руководителей, а вечером пошли в кабак, как и положено офицерам. Отмыв алкоголем душу, они вышли в город с целью прогуляться и проветрить мозги, загаженные политическими тезисами. Гуляли по незнакомым улицам, болтая и весело смеясь (после партийной конференции смеются долго), они заблудились и случайно вышли на этот пустырь с тёмными, страшными домами.

Морской офицер вообще не может не прореагировать на женщину. Он постоянно на неё активно реагирует, даже если не может идти. Растворённое в его крови трепетное к ней отношение, вне зависимости от её класса, калибра и социального статуса, не позволяет ему допустить над женщиной какого-либо насилия. Сама женщина относится к офицеру чисто потребительски: она запросто может истощить его финансы, может капризничать и требовать горы цветов и море шампанского, может насиловать офицера ночь напролет, невзирая на его усталость после вахты и завтрашний выход в море. И офицер будет стойко держаться. Не может он обидеть женщину – хоть ты тресни. И вот по этой причине три морских офицера совершенно рефлекторно, не сговариваясь, бросились в мрачный подъезд, откуда собственно и возникла орущая нимфа. Бросились они, как львы, ни секунды не колеблясь, дабы учинить кровавую расправу над негодяями за поруганную дамскую честь.

В подъезде было темно и жутко. На лестничном пролёте второго этажа в луче лунного света обозначился насильник. Одежда его состояла из вполне приличного костюма, рубашки с галстуком и штанов, спущенных до колен. Маньяк никуда не убегал - он находился в состоянии шока, полнейшего ступора: волосы дыбом, безумные остановившиеся глаза отсвечивают стеклянным блеском. Застывшая навеки мраморная статуя – Аполлон Бельведерский в пиджаке. Само орудие насилия торчало наперевес из под рубашки окаменевшим сучком.

- Ах ты урод! Ах ты…! Ну, держись, сучара…, - сказали офицеры в праведном гневе. И стали маньяка бить и крутить ему руки. Отметелили его как положено, заломали буквой «Зю» и поволокли сдавать в милицию. А мужичонка-то и не думает сопротивляться. Мычит что-то нечленораздельное, по-всему видать – в обстановке не ориентируется.

Ну и выволокли они его на улицу - до ближайшего милицейского патруля. По пути подбадривали прелюбодея пинками и затрещинами, обзывали экзотически-непечатно. Растолкали сержанта, дремлющего в УАЗике. Гони, служивый! В отделение, прямо в тюрьму, в камеру! Статья № 117 - три свидетеля!!! Сержант милиции – только со срочной – перечить офицерам не стал, врубил скорость и погнал по переулкам, мелькая фарами и завывая сиреной.

- Сейчас, сейчас!!! Пять лет тебе с опусканием!!! С ампутацией вещдока!!! – глумились над мужиком всю дорогу.

Приехали в отделение милиции, заволокли в дежурку. Дежурный капитан захлопнул книжку и достал чистый бланк протокола. Мужичонка трясет башкой – вроде как приходит в норму. Усадили его на стул, руки в наручниках – за спинкой. Лампу в морду - говори, сука! И начал он говорить…

А дело было так. Данный мужик культурно проводил время в ресторане, в компании таких же вполне приличных мужиков. Отмечали какое-то событие, насыщая себя алкоголем. Нормальный отдых советских тружеников. Потом, естественно, были танцы и бабы. Ведь советскому труженику ничто человеческое не чуждо. Мужичонка наш подцепил смазливую вертлявую бабёнку и отплясывал с ней весь вечер. Встретились два одиночества, натерлись друг о друга разгоряченными телами, наэлектризовались – и любовь нахлынула неудержимо. И пошли они знакомиться дальше.

То ли мужику в тот вечер ее некуда было вести, то ли совсем стало невтерпёж – неизвестно. Как бы там ни было, нашли они себе укромный уголок в подъезде заброшенного дома на вышеупомянутом пустыре. Слились в бурном экстазе посреди строительного мусора и кошачьих воплей. Дамочка – грудью в перила, как положено. Стонет, извиваясь в страсти неземной: получает физическое удовольствие. А мужик оказался неслабый: всё у него очень даже получается.

И он решает одной рукой упереться в стену, чтобы еще глубже в дамочку проникнуть и добиться максимального эффекта. Ну и упёрся. Задел рукой оголённые концы электропроводки. Совершенно неясно, почему она оказалась под напряжением. 220 Вольт / 50 Герц весело пробежали по мужику от руки вниз и ударили прямо в даму. Физика, пятый класс. Закон Ома для замкнутой цепи.

Дама стартовала, словно ракета с направляющей. Хорошо сошла – по мокренькому. Вылетела на улицу и исчезла в темноте, оглашая воем пространство. Бьюсь об заклад, что среди всех впечатлений ее жизни это было одним из наиболее сильных. Греясь в лучах своих эротических воспоминаний, она наверняка до сих пор размышляет о том, что же это было.

Эту дивную историю мужик рассказывал несколько раз «на бис» для всего отделения милиции, включая прибывшую для заступления смену. Потом его напоили горячим чаем и подвезли домой.

 

(с) Байки служивого

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх